8577

Игра в "геополитического отморозка"

Что нас может сблизить с Тиллерсоном и в целом с администрацией Трампа? Будете смеяться, но есть и такое: прежде всего — нефть.
Что нас может сблизить с Тиллерсоном и в целом с администрацией Трампа? Будете смеяться, но есть и такое: прежде всего — нефть.
Фото: ТАСС

Итак, визит госсекретаря США Рекса Тиллерсона стартовал. Я не буду писать про печальные перспективы "большой сделки", про стиль жесткого давления, который применяют американские дипломаты и властные структуры. Про отсутствие чуда в наших отношениях написаны уже сотни статей, так что повторять смысла нет. Тем более что я ни чуда, ни "большой сделки" и не ждал.

Лучше порассуждаю о том, а что нас может сблизить с Тиллерсоном. И в целом с администрацией Трампа. Будете смеяться, но есть и такое. Прежде всего — нефть.

Наверное, нет смысла напоминать, где раньше работал Тиллерсон и каково его отношение к нефти. Трамп также показал, что он — откровенный сторонник углеводородов. Это принципиально отличает его от Обамы. Да, сланцевый бум в нефтянке пошел как раз при Обаме. При нем США нарастили добычу нефти аж в 1,8 раза, выйдя на один уровень с нами и саудитами. Однако в конце второго срока Обама то ли стал думать о месте в учебнике по истории, то ли поддался агрессивному пиару сторонников так называемой зеленой энергетики. Но он все больше говорил про возобновляемые виды энергии и дискриминацию углеводородов. Некоторые его идеи так и не нашли воплощения (скажем, налог в 10 долларов на каждый баррель добычи нефти для субсидирования ВИЭ). Но кое-каких дров он наломать успел. Скажем, подписал Парижское соглашение по климату. Которое прежде всего пытается вылепить из углеводородов главную угрозу человечеству.


Фото: fbnstatic.com

Трамп сразу же показал, что в области энергетики политика будет принципиально иной. Трамп считает ВИЭ глупостью и акцент будет делать на угле, нефти и газе. Точнее, уже делает. Итак, для Трампа и Тиллерсона нефть — это важно. И это имеет прямое отношение к политике.

Если Обама подсел на сказки лоббистов ВИЭ, то вполне мог пожертвовать интересами нефтянки ради других целей — скажем, политических. В этом плане начало снижения цен на нефть, которое, по странному стечению обстоятельств, началось аккурат после возвращения Крыма в состав РФ, вполне можно рассматривать как рукотворный процесс. Никаких сговоров с саудитами, о чем любят рассказать конспирологи, даже не нужно. У США достаточно рычагов влияния на цены и без этого. Ну, как минимум, курс доллара (почти вся нефть продается-покупается за доллары) и объем денег, притекающий и утекающий на рынок фьючерсов. Уже много раз говорилось, что современный рынок нефти представляет собой систему торговли "бумажной нефтью" — сделки до физического исполнения не доводятся, но объем их настолько гигантский, что они определяют и цену на товарную нефть.

Поэтому Обама легко мог снизить нефтяные цены как элемент давления на Москву. А вот Трамп такого позволить не может. Жертвой такой политики стала нефтяная индустрия США. Которая быстро начала сокращать добычу. Дело в том, что в США уже довольно высока доля сланцевой и другой трудноизвлекаемой нефти, которая в Штатах зовется нетрадиционной. Себестоимость ее разнится от формации к формации, но составляет примерно 50 долларов за баррель. Это означает, что ниже данной отметки загонять цены опасно. Настанет быстрое обрушение добычи нефти. Зато, чем больше цена — тем больше добыча. Так что Трамп не может решать политические цели через дешевую нефть. И Тиллерсон, естественно, тоже. Рука не поднимется.


Фото: depositphotos

Но есть и другой момент. Если сланцевая добыча будет расти, то предложение нефти будет толкать цены вниз. И это еще одна проблема. Что же делать? Оптимальная стратегия — играть в "геополитического отморозка". Вернуть геополитику в нефтяную цену. Чтобы цена не так сильно зависела от уровня добычи в США. И вот это мы и наблюдаем. Ракетная атака по Сирии — и цена идет вверх. При этом Сирия вообще не игрок на мировом рынке нефти. Сейчас она добывает 1,5 млн тонн в год, до войны добывала 20 млн тонн.

Для сравнения — сейчас Сирия за год добывает столько, сколько Россия за день. Но ведь Сирия рядом со странами, которые имеют совсем другой вес в нефтяной индустрии. Это и Ирак, и Иран, и Саудовская Аравия. Вот Трамп и показал всему миру, что от него можно ждать любого фокуса. Этот риск рынок тут же заложил в цену. Нас это, в принципе, устраивает. Да, Тиллерсон будет говорить грозные слова про Асада и про недопустимость применения химоружия. Но ценовое оружие против нас применять уже не будет. Наоборот. Скорее, будет думать, как геополитически подтолкнуть цены вверх. Скажем, ввести санкции против Ирана. Как вы понимаете, нас политика дорогой нефти вполне устраивает.

Директор Фонда национальной энергетической безопасности
LentaInform
Mediametrics
NNN
Вверх