13490

Нужен нам берег турецкий

Фото: ТАСС

Буквально со дня на день состоится важнейшее событие — начнется строительство газопровода "Турецкий поток" по дну Черного моря. Трубоукладочное судно Audacia уже стоит на рейде возле российского берега. Оно принадлежит компании Allseas, которая выбрана «Газпромом» в качестве подрядчика проекта. О готовности начать строительство заявил и глава «Газпрома» Алексей Миллер на встрече с Владимиром Путиным 4 мая.

Это ответ тем, кто стал нервничать, почему же на встрече Путина и Эрдогана говорили в основном про Сирию, зерно и томаты, но вроде как внимания газопроводу не уделили. Хотя на самом деле два президента в закрытой части наверняка этой темы касались. Просто сегодня зерно и помидоры — гораздо более сложный вопрос, чем «Турецкий поток». По которому уже подписаны нужные бумаги, включая межправсоглашение.

И хотя по газопроводу есть ряд значимых вопросов, о которых мы расскажем ниже, важно, что он нужен как России, так и Турции. Что серьезно повышает вероятность реализации проекта. Нам необходимо до 1 января 2020 года решить проблему транзита через Украину. Именно в этот день в 10 утра заканчивается наш транзитный договор. Мы готовы сохранить лишь 15 млрд кубометров транзита через эту веселую страну. Что объясняется слишком серьезными транзитными рисками, генерируемыми Украиной. Что касается Турции, то она, во-первых, сама зависит от украинского транзита (часть российского газа она берет напрямую по «Голубому потоку», но еще часть — по Трансбалканскому газопроводу, который является продолжением украинского маршрута). А во-вторых, что даже более важно, Турция сама очень хочет быть транзитной страной. Что не только позволит ей заработать денег, но и усилит политическое влияние в диалоге с ЕС. Напомню, «Турецкий поток» планируется в две нитки, мощность каждой составит 15,75 млрд кубометров. Первая нужна для внутреннего рынка Турции, а вторая должна быть продолжена до территории Греции. Откуда газ пойдёт на Балканы, в Болгарию и, возможно, на юг Италии.

Конечно, возникает вопрос, чем Турция лучше Украины. Тем более что она тоже показала свою политическую капризность. Однако здесь есть одно принципиальное обстоятельство. Украина изначально вела себя в области транзита бесцеремонно потому, что ей не было серьезной альтернативы. Когда мы запустили «Северный поток», это несколько отрезвило Украину. Транзитный монополист — это всегда риск. Но Турция им не будет. Более того, маршрут через Украину останется (вряд ли Украина будет разбирать газопроводы) и будет естественным конкурентом Турции. Про крайней мере, у нас будет альтернативная труба.

Также мы надеемся, что Турция уже осознала затратность политических демаршей. Дело в том, что когда в конце 2014 года возникла идея «Турецкого потока», предлагалось строить его в четыре нитки. Но уже весной Турция стала оказывать на Россию политическое давление — началось все с годовщины армянского геноцида, потом была Сирия, что завершилось сбитым самолетом в ноябре 2015 года. И уже в 2015 году возник проект «Северный поток — 2». Он означает, что две нитки «Турецкого потока» просто переехали на север. Турция лишила себя половины мощности проекта.


Фото: ТАСС

«Северный поток — 2» довольно успешно развивается, хотя противников у него хватает и они используют любую возможность для пересудов. Скажем, обсуждается слух, что Путин и Меркель вообще не обсуждали «Северный поток — 2» во время своей недавней встречи. На самом деле у Путина с Меркель очень много разногласий — но как раз «Северный поток — 2» в их число не входит. Меркель неоднократно выражала проекту поддержку. Более того, буквально за несколько дней до визита пять европейских компаний, включая немецкие Uniper и Wintershall, подписали соглашение о финансировании проекта газопровода «Северный поток — 2». Они обязуются предоставить долгосрочное финансирование в объеме 50% от общей стоимости проекта. Эти компании хотели стать акционерами «Северного потока — 2»,  но не сумели этого сделать из-за иска Польши. Однако компании показали свою полную поддержку газопроводу — и мнение бизнеса Меркель не может игнорировать. Более того, газопровод превратит Германию в распределительный центр российского газа по Европе, что только усилит политическое влияние страны. Против такого не сможет возражать ни один серьезный немецкий политик.

Так что Германия «отъела» у Турции две трубы. Через Турцию могло пройти три транзитных газопровода,  а теперь в лучшем случае пройдет только один. Но чем меньше труб, тем меньше желания у транзитера выкинуть какой-нибудь фокус.

При этом межправсоглашение с Турцией касается пока только одной нитки «Турецкого потока». Вторая же остается как опция, но финального решения нет. Нет, вторая труба по дну Черного моря все равно будет построена. Но вот где она «вынырнет» — вопрос открытый. Неоднократно говорилось, что мы можем вернуться к варианту строительства трубы в Болгарию. Напомню, что именно в Болгарию должен был прийти «Южный поток». Но Болгария должна дать железные гарантии, что не будет проблем с дальнейшим транзитом в Грецию. Это прежде всего связано с возможностью ограничений по загрузке в рамках применения европейского законодательства. Но в любом случае можно начинать строительство двух ниток сразу — ведь на первом этапе маршруты «Турецкого потока» и «Южного потока» совпадают. Грубо говоря, Турция и Болгария находятся в одной стороне. Решение нужно будет принимать, когда труба подойдет к морской границе Болгарии и Турции. Но время еще есть. 

Директор Фонда национальной энергетической безопасности
LentaInform
Mediametrics
NNN
Вверх