11675

Это наши деньги

Фото: РИА "Новости"/ Валерий Мельников

На этой неделе режиссеру Кириллу Серебренникову исполнилось 48 лет. Он находится под домашним арестом. Друзья и коллеги поздравляют именинника, но неожиданно его имя звучит и на пресс-конференции в Китае. Путина спрашивают об отношении к этому делу.

До того президент старался его не комментировать. И это понятно: следствие только начало работать с документами, свидетелями и задержанными. Но теперь, судя по всему, уже есть массив доказательной информации. Поэтому Путин на вопрос о Серебренникове отвечает так.

"Послушайте, у нас в сфере культуры, так же как и в других областях, правоохранительные органы постоянно занимаются контролем за расходованием государственных средств. У нас, насколько помню — может быть, что-то изменилось, — замдиректора Эрмитажа под следствием находится, замминистра культуры находится под следствием. И что, теперь всех нужно освободить в силу того, что они работают в сфере культуры? Это же, наверное, странно было бы, правда?

Серебренников получал государственные средства. Это говорит о том, что никакой цензуры, никакого давления, ничего не было, просто не давали бы ему государственных денег, вот и дело с концом, если бы хотели ограничить его творческую деятельность. При чем здесь творческая деятельность?

Вопрос со стороны следствия только в законности расходования бюджетных средств, и это не маленькие деньги. Если вы посмотрите финансирование: по линии правительства — это где-то 300 миллионов, а по линии московского правительства где-то 700 миллионов за два-три года, под миллиард. Это приличные деньги".


Фото: РИА Новости/ Рамиль Ситдиков

Если бы Кирилл Серебренников не получал бюджетные деньги, никаких вопросов! Да, нам может не нравиться, например, стилистика начала 90-х, когда глумление над павшими святынями стало обычным делом. У Серебренникова это часто, например в спектакле "Голая пионерка". Что такое "Голая пионерка"? Это прочтение порносатирического романа Михаила Кононова про Великую Отечественную. Про пионерку, которая поехала на фронт, а там вместо подвига ее якобы пользовали наши солдаты и офицеры. Эту книгу даже в России тех лет не хотели издавать — настолько чудовищно провокационной она показалась. Притом что издавали тогда все — от Гитлера до маркиза де Сада. Пришлось ее печатать в Германии.

Но мы ведь можем не ходить на такие спектакли. Не тратить деньги на билеты. Уже не 90-е, и эти допотопные провокации, казалось бы, трудно продать. Однако получается, что мы все равно тратим наши деньги на это только через бюджет. Ведь это и наши налоги. Я не госслужащий и поэтому могу спокойно сказать: вы не хотите обсуждать творчество? А я хочу. Я хочу, чтобы время от времени социологи опрашивали население: хочет оно, чтобы часть их налогов тратилась на провокации а-ля 90-е или не хочет? А желает, например, отремонтировать пару детских садиков в депрессивных регионах.

Вкусовщина? Да. Но это наши деньги. И мы хотим получать за них то, что нравится нам. Пусть это даже тупые юмористические шоу или сентиментальные сериалы. Но это будет хотя бы честно.

Телеведущий
LentaInform
Mediametrics
NNN
Вверх